Menu

Sun Identity

Sun Identity

Дом. Садху

img026
Я улыбаюсь ему, проходя мимо, и получаю приглашение сесть рядом. 
Он сворачивает полоски бумаги, засыпает в них гашиш, рассказывает мне о Шиве. Голос его мягок и тих, глаза огромные, сияющие, он часто смеётся, заразительно и чисто, как ребёнок.
Он курит ганджу под огромным священным деревом шайвов – рудракшей, за спиной его Ганг. Его сложение аскетично, движения текучи, исполнены грации. Весь он, в каждом жесте, взгляде, улыбке – танец в звонкой тишине.
Бёдра его опоясаны красным полотном, красная чалма покрывает длинные вьющиеся волосы, рядом с ним вина (лютня) и маленький посох-трезубец.
Ему 33, и он красив.
Сегодня он украсил мои лодыжки тонкими бисерными браслетами. Бесконечно долго наблюдаю, как он нанизывает камни на нить, заполняет чилим травой, как танцуют его пальцы и смеются глаза. В большие округлые листья заворачивает он драгоценные семена дерева, заливая их смесью имбиря, мёда и неведомого, в порошок истолчённого, вкусу чего нет у меня слова-определения.
Голова моя кружится, изматывающий зной отступает далеко за пределы укрывающего нас дерева. Я плыву вместе с рекой, несусь мимо вместе с рекой.
Всё, что есть у него – его день сегодня. Всё, что есть у меня – мой день сегодня. Я прихожу к нему, слушать его, смотреть на него, каждый день.
Он называет меня Рани – «королева» и Нени, от «нен» – глаза.

Дом. Давид и самолёты

img004 sm

Ждала увидеть в одном из рейсов мальчика-юношу с гладкой кожей, тонкими запястьями и телом Давида. Chicken or beef? – спрашиваю я, он смотрит в меня сразу глубоко и без остановок, я опускаюсь на одно колено, чтобы полнее видеть красоту его. Он молчит, рука его непроизвольно поднимается к моему лицу, он намерен помочь мне, заправить выбившуюся прядь волос под шапочку.

Я перехватываю его движение поворотом головы, вбираю запах с кончиков его пальцев несколькими почти-касаниями, как делают кошки. Встаю и ухожу между кресел, он идёт следом.

Воздух между нами пронизан серебряными разрядами, пол вибрирует, всему виной турбулентность и перепады давления, в небе всё непостоянно и текуче, у предметов и людей нет времени и веса. Мы занимаемся любовью в туалете. Вжимаемся друг в друга с отчаянной нежностью, тут тесно, стены, душная униформа, я надевала чулки на рейсы, я не встретила его ни в одном из самолетов.

Share

This is a unique website which will require a more modern browser to work!

Please upgrade today!